В газете «Известия» 28 января 1961 г. был опубликован фельетон «В обнимку с вором», в котором приведена речь защитника по уголовному делу.

Фабула данного дела такова: рецидивист под кличкой «Яшка-моряк» в ночное время останавливал прохожих и просил у них «взаймы» некоторую сумму денег. Он бесцеремонно залезал в карманы и вытаскивал у перепуганных прохожих кошельки.

Адвокат в своей речи заявил: «Здесь говорят о каком-то грабителе. Неужели имеют в виду этого человека? Но это же прирожденный романтик! Давайте посмотрим, как было дело. Может быть мой подзащитный приставлял нож к горлу своей жертвы? Нет, не приставлял! Как вы помните, он весьма вежливо попросил денег взаймы. Даже помог извлечь их из кармана. За оказанную материальную помощь мой подзащитный пожал руку прохожему. Это не отрицает и потерпевший. Так в чем же дело? Я уверен, что мой подзащитный вернул бы взятую сумму. К сожалению, этому помешал арест..."

Подобная защита - не защита, а выгораживание во что бы то ни стало, что является нетерпимым для советского адвоката.

Защитительная речь, как и любая судебная речь, носит убеждающий характер, в связи с чем необходимо решить вопрос: вправе ли адвокат говорить о том, в чем сам не уверен? Вправе ли использовать довод, в котором сомневается?

Адвокат обязан представить все доводы, говорящие в пользу достоверности доказательств, как бы он сам не сомневался в их достоверности.

Сомнительные доказательства убеждают адвоката в незаконности, необоснованности, неправильности обвинения, вот в чем их значение.

Они заставляют сомневаться в действительности тех фактов, которые обвинитель считает доказанными, а следовательно, дают основания утверждать о недоказанности обвинения или его отдельных эпизодов.

Так как адвокат выступает после прокурора, то его речь приобретает острый, полемический характер.

chern

Около 80 % новых клиентов обращаются по рекомендации тех, кто ранее пользовался правовой помощью и консультациями. Это значит, что работа сделана хорошо и с максимальным усердием.