Когда же слово предоставляется адвокату, он высказывает совершенно иную, неожиданную для прокурора позицию. Поэтому в речи прокурора неуместны выражения: «бесспорно защитник скажет об этом» (а защитник не скажет!), «я уверен, что вы не поверите защитнику» (а суд поверит!).

Вот как отвечал такому прокурору Я. С. Киселев в речи по делу Ланского:

«В своей речи товарищ прокурор энергично возражал против доводов, которые никем еще не были высказаны, и возражал против выводов, к которым еще никто не пришел. Каждый из своих тезисов товарищ прокурор начинал словами: «Вам, граждане судьи, защитник скажет..»

И тут же он излагал те соображения, которые, по его уверениям, я обязательно и всенепременно вам представлю. Излагались эти мои соображения ясно и четко так ясно и так четко, что становилось совершенно очевидным, насколько они ошибочны и легковесны и как много они проигрывают по сравнению с доводами обвинения.

Но ведь давно известно, что если, играя в шахматы, будешь играть и за себя, и за противника, то угадать исход партии не так уж сложно...

Но товарищ прокурор не ограничился опровержением моих, так сказать, предбудущих доводов. Товарищ прокурор сумел, оказывается, предугадать общую направленность, основную стержневую мысль еще непроизнесенной речи и на этой мысли сосредоточил всю мощь своего полемического огня...

Нужно прямо сказать, что кое-что здесь предугадано верно.. Но это единственный довод защиты, который товарищ прокурор правильно предугадал. Все остальное в его речи - борьба с выдуманным противником.»

Источник: Киселев С.И. Этика адвоката. Л., 1974. с. 91

dodody

Около 80 % новых клиентов обращаются по рекомендации тех, кто ранее пользовался правовой помощью и консультациями. Это значит, что работа сделана хорошо и с максимальным усердием.